Сексуальное развитие ребенка в семье. Осторожно – травма!

Пути сексуального становления человека уникальны для каждого из нас. И поскольку все мы родом из детства, многие особенности, как сексуального реагирования, так и возникновения различного рода сексуальных комплексов зачастую уходят своими корнями в особенности детского воспитания, а также вырастают на почве (нередко вытесняемых из памяти в подсознание) ранних детских сексуальных травм.

Сексуальное развитие ребенка в семье. Осторожно – травма!

Значение раннего сексуального опыта изучается с тех пор, как Фрейд создал травматическую концепцию истерии. Впоследствии он отказался от нее, придя к выводу, что большинство пациентов "придумывают" свои "воспоминания" о соблазнении, чтобы оправдать собственные инфантильные влечения. При этом Фрейд оставался внимательным к таким травмам у своих пациентов. Последующее отношение к теории травмы Фрейда характеризуется колебанием от полного ее отрицания до признания универсального значения сексуальной травмы в патологии.

Флисс (1973) считал, что никто не заболевает от своих фантазий, и лишь подавленные травмирующие воспоминания могут стать причиной невроза.

В этой статье я хотела обратить внимание на то, что во многих семьях родители даже не понимают, что своими поступками, словами наносят травму ребенку, считают свои действия воспитательными мерами. Написано много научной литературы о совратительных действиях, насилии и инцесте, о психотерапевтической работе с последствиями этих травм. Здесь я привожу примеры, когда, с точки зрения родителей, казалось бы, нет таких сильных травм, но они имеют серьезные последствия. Все имена изменены, и клиентки разрешили рассказывать их истории.

Ко мне обратилась Лена, 30 лет, замужем, двое детей. Она считала проблемой свою сексуальную холодность к мужу, да и не могла вспомнить, что когда-либо испытывала сексуальное влечение. В процессе работы она нашла связь своей трудности с тем, что мама очень жестоко наказывала ее маленькую пятилетнюю за мастурбацию - била, оскорбляла. Это оказалось тем запретом, тем страхом, который лежал в основе ее холодности. Во время работы с этой травмой Лена вернула сексуальные желания, сняла запреты. У Лены четырехлетняя дочь, которую она тоже за онанизм к тому времени уже ругала и била по рукам. Предполагаю, мама, которая наказывала Лену, также была травмирована одним из своих родителей. Так из поколения в поколение, как эстафетная палочка, передается опыт, влияющий на такую важную составляющую семьи, как интимная жизнь супругов.

Другой пример, Оля, 32 года, опасается разрушить свой брак. «Очень люблю мужа, но постоянно срываюсь на него. Я как будто сама хочу, чтобы он ушел от меня. Отталкиваю его. Одновременно сильно боюсь, что своими руками разрушу свое счастье». Предлагаю построить символическую скульптуру их взаимоотношений. Она показывает, как обнимает мужа одной рукой, а другой бьет со словами: «Как ты можешь со мной жить!? Как ты можешь со мной жить!?» Оля выходит на осознание того, что не прощает себя за беспорядочные связи до замужества. И пусть муж не знает о них, она считает себя недостойной его. Она рассказывает: «Все было, как во сне! Плыла по течению! Началось после первого сексуального контакта...» Оле 15 лет, когда обманом ее оставляют Наедине с мужчиной у него дома. Мужчина Игорь договорился с другими участниками вечеринки, чтобы они сделали вид, что идут за продуктами в магазин и не возвращались. Уже понимая, что что-то не так, Оля стоит у окна, смотрит на улицу, ожидает своих знакомых. Игорь зовет ее, она поворачивается и неожиданно видит перед собой его обнаженного. Дальше «паралич», она не сопротивляется. «Это же не изнасилование, я же не говорила «нет». Он ни в чем Не виноват. Это я во всем виновата! И потом мне уже все равно. Я как бы наказываю себя и свое тело за то, что тогда не сопротивлялась, вступая в связи!»

Из своего опыта знаю, что такой «паралич», отсутствие действий в таком возрасте говорит о какой-то предыдущей травме в более раннем возрасте, которая и ведет к такой реакции. Работаем дальше.

Оля выходит на ситуацию в детском саду. Оле 4 года. Она с мальчиком, соседом по кроватке, на тихом часе договариваются показать друг другу «писки». И в тот момент, когда мальчик накланяется и смотрит Оле между ног, их застает воспитательница. Она заставляет их раздеться, ставит их обнаженными на скамеечки, поднимает всю группу и позорит при всех. И это еще не вся травма! Вечером приходит Олин папа забрать ее из садика. Воспитательница при родителях, детях рассказывает о том, что «Оля натворила». Отец не смотрит на Олю («как будто я не его дочь»- говорит Оля). Потом всю дорогу домой папа молчит и гневно подталкивает Олю подзатыльниками. Дома же снимает свои брюки и показывает свой пенис со словами: «Хотела смотреть - смотри!» И вот здесь у Оли «паралич», здесь она застыла.

Поэтому, когда она уже в 15 лет видит обнаженного мужчину, она попадает в состояние той четырехлетней Олечки, когда перед ней стоит ее отец. Поэтому она и не сопротивляется!

Практически у каждого из нас есть опыт разглядывания друг друга голенькими в возрасте от 4 до 9 лет. И это нормально, мы так познаем мир. Это могут быть игры в доктора, в папу с мамой, рождение детей и т.д. И от того застанут ли нас за этим занятием взрослые и как к этому отнесутся, зависит наше сексуальное развитие. Можно понять Олю, когда папа не защитил ее от этого позора, не заставил замолчать воспитательницу, а сам похоже попадает в свою травму, иначе, как объяснить его такое поведение.

Иногда бессознательное ребенка связывает разные события в причудливую мозаику. Вот один из самых уникальных случаев из моей практики. Люда, 26 лет, обратилась с тем, что даже не знакомится с молодыми людьми, так как родители инвалиды, ей надо за ними ухаживать, личная жизнь не для нее. В процессе терапии она выходит на осознание того, что родители больше ей внушили то, что они находятся в беспомощном состоянии, чем это происходит на самом деле. Люда уезжает от родителей в другой город с намерениями начать свою жизнь, где есть место мужчине. Через полгода она приезжает, приходит ко мне вновь; «Наташа, мне нужна помощь. Я уже два месяца живу с парнем. Он замечательный! На работу меня отвозит, с работы встречает, завтраки. Ужины чуть ли не в постель... Но... спим под одним одеялом. Он ко мне не пристает! Раньше бы я сказала, что дело в нем. Импотент и т.д. Сейчас же я понимаю, что дело и во мне. Я ведь сама ничего не делаю, жду, боюсь об этом поговорить». Работаем. Люда говорит: «Не знаю как, но то, что происходит, связано с ситуацией в 8 лет. У меня день рождения. Должны прийти гости. И тут меня родители за что-то наказывают. Решают, что никаких гостей не будет. За что наказали, не помню, но очень важно вспомнить. А потом они меня прощают, разрешают пригласить гостей. Я выбегаю на улицу за друзьями и во дворе вижу выброшенный «протез деревянной ноги». После этого у меня испуг. Я прибегаю домой. Кричу! И дальше я два года стою на учете у психиатра, пью таблетки. Ночью вскакиваю, ору, боюсь, что кто-то придет и со мной что-то страшное сделает».

В процессе работы Люда вспоминает, как в шестилетнем возрасте, она поднимается на свой этаж после прогулки, и сосед, мужчина с деревянным протезом вместо ноги, зажимает ее в угол подъездной площадки, залазит рукой ей в трусики... И ей становится приятно! А накануне мальчик Коля в саду «просвещал» Люду, что такое происходит между папой и мамой, когда «писька в письку», и это все было грязно и противно. И Люда понимает, что дядя с ней сделал что-то нехорошее, но так как ей было приятно, то рассказать это она никому не может. И девочка живет с этой тайной, начинает заниматься мастурбацией, скрываясь. Потом как-то во дворе, она слышит, как мама одного мальчика, который залез себе в трусики, кричит ему: «Ты куда полез? Я тебе за это руки оторву!» И Люда пугается и еще больше хранит свою тайну. Затем в автобусе она видит, как мужчина прищемил дверью руку, и палец висит на лоскуте кожи, кровь. Девочка думает: «Вот дядя, наверное, тоже этим занимается. Его боженька наказал!» И Люда вспоминает, за что ее наказали родители в ее день рождения. Кто-то во дворе распространял среди детей порнографические фотографии. Дети находили их на качелях, на скамеечке, на столе. И у Люды их было пять. Она хранила их у себя в детской комнате под ковриком. Перед днем рождения была уборка, и родители нашли эти фотографии. И именно за это ее наказали. Люда вспоминает: «И когда они меня прощают, я радостно выбегаю во двор и вижу протез деревянной ноги, то у меня паника: «Хозяина удовольствий больше нет. За это все отрывают!» После всего случившегося наказание и сексуальное удовольствие сплелось у Люды воедино. Больше она не занималась мастурбацией. После первого полового акта она попала под машину, и у нее был перелом ноги. Парень, который с ней жил, воевал в Чечне, у него были оторваны и пришиты пальцы на руке.

Я не буду описывать в этой статье методы своей работы с травмой. Здесь больше всего хочу подчеркнуть, как важно чуткое отношение к сексуальному развитию ребенка в семье. На конкретных примерах это особенно наглядно. Нанесли ли травму родители, или она произошла на улице, в саду, в школе, практически во всех семьях из моей практики у родителей отношение ксобственной сексуальности было негативное. Эта сфера отношений либо замалчивалась, либо как-то в той или иной форме родители давали понять, что это отвратительно и грязно. И такое отношение передавалось из поколения в поколение. Ребенок оставался наедине со своими сексуальными импульсами, со своей травмой.

Очень часто слышу при работе с травмой от клиентов: «Как мама не могла заметить моих потухших глаз, ведь до травмы я совсем другой ребенок. Это и по фотографиям видно!»

Работая с семьями, когда обращаются за помощью и сын, и дочь, и их мама, внуки (таких случаев становится все больше) подтверждаю свои версии - травмированная мама не может увидеть то, что с ребенком что-то происходит. Слишком страшно встретиться с собственной болью, связанной с личной историей. Легче не видеть. И можно, например, закрыть глаза на то, что у дочки первые «месячные» в 10 лет, хотя потом до 14 лет их нет (случай насилия в 10 лет).

Я работаю уже более 18 лет и мне приятно видеть семьи, где внимание к сексуальному развитию ребенка трогательно светлое, наполненное любовью и трепетом. В одной такой семье девочка в пять лет увидела, как мама с папой ночью занимались оральным сексом. Мама не растерялась ответить на все вопросы девочки, учитывая ее возраст. Она сказала: «Я так люблю папу, что готова расцеловать его каждую клеточку!» Я мечтаю, чтобы сексуальное просвещение, качественная профессиональная психологическая помощь в этой сфере в нашей стране охватили большие слои населения, и стало больше семей, наполненных семейным счастьем.

Автор статьи
Савченко Н.Л.
психотерапевт Центра Доверие» г. Курск

Другие материалы схожей тематики:

Понравилась статья! Появились вопросы? Поделись с друзьми и оставь свое мнение в комментариях, нам это действительно важно.

Поделиться